Category: россия

Category was added automatically. Read all entries about "россия".

Проза

История рода Любомудровых - Помощь проекту

Без знания истории своих предков не бывает личной истории. Семейный генеалогический сайт, посвященный уральскому роду священнослужителей Любомудровых. Вы можете поблагодарить сайт, оказать поддержку или пожертвовать произвольную сумму удобным Вам способом. Также объявлен сбор средств на издание архивных и исторических материалов сайта в книжном формате.

http://www.lyubomudroff.ru/index/donate/0-44

Проза

Пять писем о войне - 1 Октября 2017 - Блог - История рода Любомудровых



Павел Васильевич Селезнев, учитель, воевал на Курской дуге. Его последнее письмо от 28 февраля 1943 года.

«Здорово, Сонька!

Получил твоё письмо. Большое спасибо!

9.02.43 меня ранили в левую ногу. Достали осколок. Немного хромлю. Просился снова в часть.

Мы шли по местам, где немцы вводили «новый порядок». Нищета, бледные лица, сожженные поселки. Школы сейчас не работают, больниц, клубов не видно.

Мы идем по дорогам, на которых трусливые «фрицы» оставили тысячи трупов, орудия, снаряды, машины.

В некоторых местах всё это развалёно. И белье, и одеяла, и патроны, и конфеты, и мины, и консервы.

Там, где бежали немцы, почти всегда тянется полоса трофеев.

Немцы дерутся со злобой, с отчаянием, но не выдерживают нашего могучего натиска. Бегут, бегут, и бросают всё. Скоро их жалкие остатки дойдут до наших границ. Как хорошо было бы не выпустить ни единого.

Об этом мечтает сейчас каждый боец и командир. Понимаешь, Сонька? Чтоб ни один не ушел!

Какая это гордая, смелая и красивая задача! И мы её решим… Ей богу решим! Не уйдет немецкая банда к Берлину. «С мечом пришли, от меча и погибнут».

Прощай! Пиши!

Твой Павел.

Привет Пете, Нюсе, ребятам и деду».

Больше писем не было. П.В. Селезнев погиб 7.03.1943 года, первичное место захоронения: Курская обл., Малоархангельский р-н, с. Тросна.


Пять писем о войне - 1 Октября 2017 - Блог - История рода Любомудровых
http://www.lyubomudroff.ru/blog/pjat_pisem_o_vojne/2017-10-01-4
Проза

Иркутские письма П.В. Любомудрова - 12 Августа 2017 - Блог - История рода Любомудровых

(без названия)

24 октября 1910 г. 6 часов вечера (по местному времени).

Дорогая моя Женичка! Дорогие детки! Вот Вам и открытки. Пока немного, больше не было. Через неделю, говорят, привезут вновь.

Что Вам рассказать о себе? Расскажу прежде всего Пермскую гостёбу. Приехал я в Екатеринбург 12-го, оттуда писал уже Вам. 13-го, в ночь, я выехал в Кушву, где и пересел рано утром на Верхотурский поезд. Утром, около 10-ти часов, сплю себе наверху; вдруг слышу знакомый голос: «Господин офицер!», а потом: «Дядя!» Привстаю, вижу – Сережа. Он недавно приехал из Петербурга и в этом же поезде ехал в Верхотурье, вместе с Сашей. Ну, сейчас пришлось мне одеться, умыться и здороваться, а потом угощались разными пряностями. Оказывается, Саша хотела вместе со всеми еще накануне выехать, да опоздала на поезд. Вскоре приехали в Верхотурье. Там уже была устроена торжественная встреча: мам, Анюта и Михаил Филлипыч. От него было двое саней, на которых все и двинулись. Оказывается вокзал в Верхотурье верстах в 6-7 от города...

Иркутские письма П.В. Любомудрова - 12 Августа 2017 - Блог - История рода Любомудровых
http://www.lyubomudroff.ru/blog/irkutskie_pisma_p_v_ljubomudrova/2017-08-12-2

Проза

Хроники чумы 1910 года.

Путешествие из Петербурга в Маньчжурию.
Хроники чумы 1910 года.
(роман в письмах)

24 октября 1910 г. 6 часов вечера (по местному времени).

            Дорогая моя Женичка! Дорогие детки! Вот Вам и открытки. Пока немного, больше не было. Через неделю, говорят, привезут вновь.

            Что Вам рассказать о себе? Расскажу прежде всего Пермскую гостёбу. Приехал я в Екатеринбург 12-го, оттуда писал уже Вам. 13-го, в ночь, я выехал в Кушву, где и пересел рано утром на Верхотурский поезд. Утром, около 10-ти часов, сплю себе наверху; вдруг слышу знакомый голос: «Господин офицер!», а потом: «Дядя!» Привстаю, вижу – Сережа. Он недавно приехал из Петербурга и в этом же поезде ехал в Верхотурье, вместе с Сашей. Ну, сейчас пришлось мне одеться, умыться и здороваться, а потом угощались разными пряностями. Оказывается, Саша хотела вместе со всеми еще накануне выехать, да опоздала на поезд. Вскоре приехали в Верхотурье. Там уже была устроена торжественная встреча: мам, Анюта и Михаил Филлипыч. От него было двое саней, на которых все и двинулись. Оказывается вокзал в Верхотурье верстах в 6-7 от города.

            Все приехали во флигель к Мих.Фил. (на верх, где и мы были). Там уже столы ломились от яств и питий. Сначала пили чай. Тут же пришла матушка о.Петра, а потом и он сам.  Тотчас последовал роскошный (по-тамошнему, конечно) обед.

            Удивило меня только, что Мих.Фил. всё время был тут, а Елисавета Федоровна только пришла поздороваться, а потом все время была в лавке (торговала). Поп с попадьей вместе обедали и выпивали. Меню обеда: бульон с паштетом, жареная телятина с маринадами, птицы (утки и рябчики) и два сладких ( какие-то кремы с сушками и миндальными печеньями).

            Пока обедали, зазвонили к вечерне в монастыре. Кто пошел, а мы с мамой поехали на лошади в монастырь. Там пришлось очень долго ждать, пока нам отслужили молебен с акафистом, и панихиду. После этого на той же лошади поехали с мамой к о.Петру. Пили там чай, а мне пришлось оставить груду рецептов. Тут подошли и сёстры. Отсюда на лошади же отправились к Мих.Фил. Там уже весь дом был ярко освещен и сервирован чай со всяческими припасами. Больше часу пошло на советы хозяину и около 5 минут – хозяйке Елисавете Федоровне; видимо, поправится, даже как будто пополнела немного. Сердце много лучше. Очень благодарила и не раз подчеркивала, что будет тебе писать. Так как было уже около 10 часов, пошли во флигель, и там часа два болтали еще. Острили все больше на счет Василия Федоровича. Он, по-моему, сейчас здоров, только, говорят, пьет сильно. А так очень услужлив, все время мне развязывал, да завязывал подушку, подавал пальто и вообще, вел себя, как хороший «ходя».

            Дамская половина удалилась в дальние комнаты, а мы  трое (я, Вас. Фед. и Сережа) улеглись в передней, большой. Спал плохо, а с утра  началась уже форменная атака по части медицинских советов  для разных близких и дальних (мне даже неизвестных) родственников. Тут же опять пожаловал о.Петр. Принес большую банку варенья мне и какую-то книжку для передачи в Иркутске его племяннику, учителю семинарии. Последний совет, много уже раз повторявшийся, подавал Михаилу Филлипычу, и он мне вручил 25 рублей. Просил только никому не говорить…

           

Collapse )