Category: медицина

Category was added automatically. Read all entries about "медицина".

Проза

История рода Любомудровых - Помощь проекту

Без знания истории своих предков не бывает личной истории. Семейный генеалогический сайт, посвященный уральскому роду священнослужителей Любомудровых. Вы можете поблагодарить сайт, оказать поддержку или пожертвовать произвольную сумму удобным Вам способом. Также объявлен сбор средств на издание архивных и исторических материалов сайта в книжном формате.

http://www.lyubomudroff.ru/index/donate/0-44

Проза

Семейный альбом. Мальчики

Мальчики

Костя и Андрей Любомудровы.
Старший мальчик, Константин Павлович, в матросской рубашке, мимолетно похож на цесаревича. Судьбы у них тоже похожи. Константин Любомудров стал священником, служил в Москве. Был казнен (расстрелян) в конце 20-х годов и захоронен там же, в общей могиле, в Бутово.
Младший Андрей Павлович пошел по стопам отца, закончил медицинский факультет Ленинградской военно-медицинской академии. Стоял у истоков образования Ивановского мединститута, ученый с широким диапазоном знаний смежных с анатомией наук, первый заместитель директора вуза по научной и учебной работе.
С 1946 года - проректор Львовского медицинского института. Профессор кафедры нормальной анатомии, заведующий кафедрой гистологии. Автор около 90 научных трудов на русском, немецком, французском языках.
Подробнее о нем здесь:
http://www.meduniv.lviv.ua/index.php?option=com_content&view=article&id=701&Itemid=326&lang=en

Скончался во Львове в 1972 году, за полгода до моего рождения.
Проза

Хроники чумы 1910 года.

Оригинал взят у humus в Русский Харбин. Часть 8 Чума в Харбине в 1910-11 годах.

15 января 1910 года в центре Харбина упал постовой. Началась легочная азиатская чума. Болезнь передавалась воздушно-капельным путем. Вакцины, придуманные от других видов чумы, против легочной формы были бессильны. Смертность среди заболевших составляла 100%, т.е. тот, кто заражался, через несколько дней обязательно умирал. А заражались многие... В день приходилось сжигать по 3500 тел умерших. Врачи и администрация КВЖД прекрасно понимали, что только жесткие карантинные меры могут спасти Маньчжурию от распространения эпидемии. Харбин был оцеплен войсками. Правительство Китая обратилось к мировому сообществу с просьбой о помощи. Первыми откликнулись российские эпидемиологи. Из Москвы в Харбин выехали врачи во главе с профессором Заболотным. «Зажженная в безмолвии свеча. Из сердца вырвавшийся стон. Эпоха похорон», – писал китайский поэт Хэ Цифан. Китайцы стали бежать из города. Те, кто был побогаче, вырывали из земли гробы со своими умершими от чумы родственниками и двигались на юг, унося чуму с собой. Смерть настигала их через три дня.…В борьбе с эпидемией российские врачи проявили образцы такой самоотверженности, что их работу без преувеличения можно назвать подвигом. В истории отечественной медицины навсегда останутся имена доктора Лебедевой, медсестры Снежковой, студента Мамонтова и нескольких десятков других российских медиков, погибших в Маньчжурии. Жесткие ограничительные меры, на которые пошла администрация КВЖД, грамотная организация карантинных мероприятий, и, конечно, мужество врачей привели к тому, что эпидемия, бушевавшая в Маньчжурии, была остановлена к апрелю 1911 года. «В борьбе с эпидемиями у нас есть, что написать на знамени, – сказал после укрощения эпидемии в Харбине профессор Заболотный, – но победа далась страшной ценой».
Подробная статья о чуме в Харбине. Довольно-таки страшная
Доктор Аспланд в бактериологической лаборатории

Collapse )
Проза

Хроники чумы 1910 года.

Апдейт к записи
http://lyubomudroff.livejournal.com/5201.html

Автор писем, Любомудров Павел Васильевич, в возрасте 44 лет, в качестве военврача, был направлен из Петербурга на подавление эпидемии чумы в Маньчжурию в октябре 1910 года.






Оригинал взят у humus в Чума в Маньчжурии в 1910-1911 гг. Часть 1
Эпидемия чумы на Дальнем Востоке 1910—1911 годов забыта в России, а зарубежом о ней мало что известно. Аналогичной эпидемической катастрофы не наблюдалось с 14 века. Маньчжурская чума повторила часть ужасов «черной смерти» Средних веков. Эпидемия в Маньчжурии была последней крупной эпидемией чумы на земном шаре. По мнению Д.К.Заболотного, во время этой эпидемии погибло более 60 тысяч человек, а по данным Ву-Лиен-Тс, около 100000.
Смертность в Маньчжурии из доклада Международной противочумной конференции
Collapse )
</div>
Проза

Хроники чумы 1910 года.

Путешествие из Петербурга в Маньчжурию.
Хроники чумы 1910 года.
(роман в письмах)

24 октября 1910 г. 6 часов вечера (по местному времени).

            Дорогая моя Женичка! Дорогие детки! Вот Вам и открытки. Пока немного, больше не было. Через неделю, говорят, привезут вновь.

            Что Вам рассказать о себе? Расскажу прежде всего Пермскую гостёбу. Приехал я в Екатеринбург 12-го, оттуда писал уже Вам. 13-го, в ночь, я выехал в Кушву, где и пересел рано утром на Верхотурский поезд. Утром, около 10-ти часов, сплю себе наверху; вдруг слышу знакомый голос: «Господин офицер!», а потом: «Дядя!» Привстаю, вижу – Сережа. Он недавно приехал из Петербурга и в этом же поезде ехал в Верхотурье, вместе с Сашей. Ну, сейчас пришлось мне одеться, умыться и здороваться, а потом угощались разными пряностями. Оказывается, Саша хотела вместе со всеми еще накануне выехать, да опоздала на поезд. Вскоре приехали в Верхотурье. Там уже была устроена торжественная встреча: мам, Анюта и Михаил Филлипыч. От него было двое саней, на которых все и двинулись. Оказывается вокзал в Верхотурье верстах в 6-7 от города.

            Все приехали во флигель к Мих.Фил. (на верх, где и мы были). Там уже столы ломились от яств и питий. Сначала пили чай. Тут же пришла матушка о.Петра, а потом и он сам.  Тотчас последовал роскошный (по-тамошнему, конечно) обед.

            Удивило меня только, что Мих.Фил. всё время был тут, а Елисавета Федоровна только пришла поздороваться, а потом все время была в лавке (торговала). Поп с попадьей вместе обедали и выпивали. Меню обеда: бульон с паштетом, жареная телятина с маринадами, птицы (утки и рябчики) и два сладких ( какие-то кремы с сушками и миндальными печеньями).

            Пока обедали, зазвонили к вечерне в монастыре. Кто пошел, а мы с мамой поехали на лошади в монастырь. Там пришлось очень долго ждать, пока нам отслужили молебен с акафистом, и панихиду. После этого на той же лошади поехали с мамой к о.Петру. Пили там чай, а мне пришлось оставить груду рецептов. Тут подошли и сёстры. Отсюда на лошади же отправились к Мих.Фил. Там уже весь дом был ярко освещен и сервирован чай со всяческими припасами. Больше часу пошло на советы хозяину и около 5 минут – хозяйке Елисавете Федоровне; видимо, поправится, даже как будто пополнела немного. Сердце много лучше. Очень благодарила и не раз подчеркивала, что будет тебе писать. Так как было уже около 10 часов, пошли во флигель, и там часа два болтали еще. Острили все больше на счет Василия Федоровича. Он, по-моему, сейчас здоров, только, говорят, пьет сильно. А так очень услужлив, все время мне развязывал, да завязывал подушку, подавал пальто и вообще, вел себя, как хороший «ходя».

            Дамская половина удалилась в дальние комнаты, а мы  трое (я, Вас. Фед. и Сережа) улеглись в передней, большой. Спал плохо, а с утра  началась уже форменная атака по части медицинских советов  для разных близких и дальних (мне даже неизвестных) родственников. Тут же опять пожаловал о.Петр. Принес большую банку варенья мне и какую-то книжку для передачи в Иркутске его племяннику, учителю семинарии. Последний совет, много уже раз повторявшийся, подавал Михаилу Филлипычу, и он мне вручил 25 рублей. Просил только никому не говорить…

           

Collapse )